ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      От военных технологий к биомеханике человека будущего

      21-22 июня в Москве при поддержке Фонда Росконгресс и телеканала "Доктор" прошел IX форум VESTIFINANCE, который продолжил серию выступлений известных российских экспертов на тему "Следующие 20 лет". На площадке форума выступил член оргкомитета Евразийского ортопедического форума, начальник центра травматологии и ортопедии ГВКГ им. Н. Н. Бурденко, доктор медицинских наук Леонид Брижань.

      Общий уровень российской травматологии находится на очень высоком уровне: медицина стала глобальной. Тренды, которые будут определять лицо травматологии в ближайшие годы, - это роботизация операций, создание биоградируемых материалов, обладающих памятью формы, 3D-принтинг органов, создание биотканей, генная инженерия, разработка новых таргетных препаратов и экзопротезирование.

      В процессе эволюции всех организмов органы опоры и движения играли колоссальное значение и были важнейшей составляющей любого живого организма. Амеба — простейшее создание. Тем не менее большая ее часть состоит из псевдоподий, из тех органов опоры и движения, с помощью которых она передвигается в поисках пищи. Любое живое создание, птица, рыба, млекопитающее минимум на 70% состоят из тех органов, которые позволяют живому существу двигаться, осуществляя любые циклы своей жизнедеятельности: питание, размножение, защита потомства и т. д. Как видим, в процессе эволюции всех живых существ на Земле эти органы были чрезвычайно разными и исключительно необычными у каждой живой особи, у каждого вида живых существ на Земле. И тем не менее все они служили одной-единственной цели — передвигать живое существо в пространстве.

      Главный военный клинический госпиталь имени Бурденко - это первое в России медучреждение. Это высокопрофессиональное, высококлассное лечебное учреждение, оснащенное всеми современными технологиями. Изначально военный госпиталь был создан, чтобы лечить солдат, офицеров, военнослужащих, пострадавших на войне. Тогда еще не было деления на хирургию, терапию и так далее. Первое хирургическое отделение было целиком и полностью посвящено перевязкам и лечению пострадавших на войне. В богатейшем многовековом опыте медицины большая роль отведена лечению органов опоры и движения, тех функций, которые необходимы любому солдату на войне. Поэтому военные хирурги, ортопеды, травматологи как в России, так и во всем мире, были отлично подготовленными профессионалами, так как лечение органов опоры и движения всегда были в приоритете.

      С самого первого дня обучения любого хирурга все необходимые знания о суставах, костях, руках, ногах, позвоночнике — это неотъемлемая часть работы и профессии. Но военные врачи всегда заботились и о ветеранах – тех, кто уже отслужил, отдал долг Родине, потерял здоровье и, находясь в преклонном возрасте испытывает те или иные проблемы со здоровьем.

      Человек — это в высшей степени сложная биомеханическая машина, состоящая из множества движущихся деталей, элементов. Ни один из приходящих в голову аналогов из техники, электроники вряд ли может хоть как-то сравниться с биологио-механической системой органов движения человека, поэтому эти структуры, которые обеспечивают возможность нам двигаться, нужно беречь, лечить и сохранять.



      Те траты, которые государство несет на поддержание здоровья своих граждан, являются чрезвычайно важной и большой частью любого бюджета стран. Почти 4 трлн руб. тратится нашей страной на национальные проекты по поддержанию здоровья.

      И не менее 500 млрд из этой суммы — это лечение органов опоры и движения. Как видим, весьма и весьма немаленькая сумма. Это в том числе определенный сигнал для инвесторов, которые рассматривают те или иные вложения в медицинскую промышленность. Поддержание в здоровом состоянии органов опоры и движения - чрезвычайно большой выгодный бизнес.

      Рассмотрим, откуда возникают такие колоссальные цифры, что является источником таких колоссальных трат? Прежде всего травматизм разного рода. Не менее 12 млн наших граждан, что составляет примерно 9%, так или иначе в течение года получают травмы.

      Понятно, что большинство этих травм — это ушибы, растяжения, какие-то незначительные происшествия, которые не влекут за собой больших последствий и расходов, но тем не менее порядка 100 млрд руб. ежегодно тратится на закупку необходимых расходных материалов для лечения пациентов с заболеваниями органов опоры и движения.

      Безусловно, основной источник — это ДТП, в которых в РФ более 200 тыс. наших сограждан ежегодно получают те или иные травмы — это один из источников травм и один из источников расходов на их лечение.

      Популяризация здорового образа жизни, как ни странно, тоже может привести к травмам. Чем больше мы занимаемся в спортзалах, поднимаем штанги, бегаем, играем в футбол, теннис, тем больше будет спортивных травм, которые тоже требуют лечения, восстановления и немалых затрат. Как это цинично не звучит, но увеличение продолжительности жизни тоже несет за собой увеличение количества пациентов, страдающих заболеваниями опорно-двигательной системы, прежде всего суставов.

      Методы лечения претерпевают значительные изменения. То, как лечили травмы менее 100 лет назад, и то, как мы лечим сейчас, — большая разница. Даже привычные, казалось бы, вещи, которым уже порядка 200-300 лет, такие как гипсовая повязка, и те меняются. Человечество, развиваясь, придумывает новые способы лечения пациентов с травмами. Это и аппараты с внешней фиксацией, которые фиксируют обломки кости. После внешней фиксации человечество придумало внутреннюю.

      Эти технологии – это большой бизнес. К сожалению, только 5-10% из этого всего многообразия изделий создается отечественными производителями. Например, при лечении заболеваний суставов выполняется эндопротезирование. Только на закупку эндопротезов коленного и тазобедренного сустава в РФ тратится примерно 9-10 млрд руб. в год.

      Это обеспечивает примерно 130 тыс. операций, что для нашей страны исключительно маленькая цифра. В США на поддержание здоровья суставов, если брать в пересчете на количество населения в стране, тратят в 3-5 раз больше. Эндопротезов российской разработки – от силы 5 тыс. из тех 130 тыс., которые ставятся пациентам каждый год.

      На сегодняшний день нет таких суставов, которые мы бы не научились заменять. Это и тазобедренный сустав с различными модицикациями, коленный, плечевой, локтевой, голеностопный сустав и даже суставы пальцев рук и ног. Можно заменить весь сустав, можно заменить только часть сустава, в зависимости от медицинских показаний. Все это производится, устанавливается и существенным образом улучшает жизнь наших сограждан, людей во всем мире и дает работу весьма значительной части хирургической общественности.

      Развитие получили всевозможные менее инвазивные методы лечения суставов, такие как различные артроскопические технологии, восстанавливающие мениски, хрящевые образования, связки и так далее. Это колоссальная отрасль, требующая высокопрофессиональное оборудование, которое сочетает в себе оптику, механику, минимально инвазивные импланты и технологии и т. д. Еще буквально лет 20-25 назад были попытки энтузиастов подручными материалами заглянуть в сустав одним глазком. На сегодняшний день это рутина любого ортопедического, травматологического стационара. Если исторически вся артроскопия начиналась с коленного сустава, а недавно еще артроскопия плечевого сустава считалась экзотикой, то сегодня эндоскопические вмешательства на любом суставе организма, включая суставы пальцев рук, это обыденная рутина.

      Мы научились восстанавливать эндоскопически любые связки, заменять их искусственными или сшивать из собственных тканей. На сегодняшний день мы научились и переломы лечить под контролем эндоскопа, не открывая сустав. Можно сопоставлять, сшивать, скреплять, выполнять остеосинтез и обеспечивать реабилитацию пациентов в самые короткие сроки.

      Отдельный вопрос о фарминдустрии. Всегда предполагается, что фарминдустрия — это лечение рака, кардиологических заболеваний, эндокриологических и т. д. Мало, кто задумывается о том, какой же оборот фармкомпаний, которые заняты в лечении заболеваний опорно-двигательной системы. Одних только мазей, которыми мажут коленный сустав, продается невероятное количество. Фармакотерапия занимает далеко не последнее место в общих тратах населения, государства, страховых компаний в их бюджетах и их расходах.

      Реабилитация — это еще один сегмент, в котором задействовано колоссальное количество медцентров, санаториев, больниц, специализированных отделений, поликлиник и т. д. Все эти учреждения оснащаются реабилитационным оборудованием, предназначенным для разработки движения, массажа, физиотерапии и огромного спектра всевозможных процедур.

      Обратите внимание на количество ортопедических салонов вокруг себя. И какое бесконечное количество рекламы этих ортопедических изделий мы видим на телевидении, в прессе, в интернете. Это тоже огромный бизнес.

      3D-технологии уже давно прижились в травматологии. Нет таких изделий для любых частей человеческого тела, которые нельзя было бы изготовить с помощью 3D-печати. Если говорить конкретно о нашей специальности, то это всевозможные изделия для замещения дефектов костей. Несомненно, за этим высокотехнологичным направлением будущее.

      Отдельно стоит коснуться материалов. Традиционно конструкции для лечения травм изготавливались лишь из титана и медицинской стали. Сегодня появляется огромное количество новых материалов. Это производство требует больших финансовых вложений, но и востребованность этих материалов и интерес к ним со стороны медицинского сообщества также чрезвычайно высок.

      Что нас ждет дальше, куда двинется отрасль в ближайшие 20 лет? Доподлинно неизвестно, ибо технологии и их развитие носят взрывной характер. Не исключено, что в ближайшее время мы станем свидетелями какой-то прорывной технологии, о которой мы еще сейчас не знаем. Но тем не менее общая тенденция последнего времени такова, что мы понимаем, что тот чисто механический принцип оказания помощи нашим пациентам практически исчерпал себя. Те совершенные эндопротезы суставов, конструкции для лечения переломов, связочного аппарата, которые мы последние лет 70 конструировали, улучшали, уже исчерпали себя. Дальнейший прогресс лежит уже за областью совершенствования механических.

      Очень много разговоров сейчас об искусственном интеллекте. Могу сказать, что это не фантастика: в нашей деятельности мы уже используем и навигационные системы, и различные 3D-устройства, которые мы используем интраоперационно. Однако пока этим в основном руководит человек.

      Все знают о медицинском роботе Da Vinci. В ортопедии тоже создан аналог Da Vinci — ортопедический робот, который устанавливает эндопротезы тазобедренных и коленных суставов. Тем не менее за пультом этих устройств сидит человек. Но недалек тот час, когда человека заменит робот. И мы будем свидетелями не только машины, которая ездит без водителя, но и хирургического робота, который оперирует без хирурга. Вероятно, не все будут сразу готовы оперироваться у робота-хирурга, но нет сомнений, что за этим будущее.

      На заре развития медицины каждый врач имел свою методику и лечил пациентов так, как он сам считал нужным. Сейчас на основе лучших достижений в науке вырабатываются стандарты, по которым и лечат пациентов. Новый технологический уровень предполагает индивидуализированное лечение, когда искусственный интеллект вместе с врачом разрабатывают персонализированную схему лечения для конкретного пациента с учетом ряда факторов.

      Новые материалы — это также одно из направлений будущего. Мы уже видим первые шаги к этому будущему - рассасывающиеся или биодеградируемые импланты, которые через некоторое время бесследно растворяются в организме, выполнив свою функцию.

      С использованием 3D-печати создаются синтетические органы - сердце, почки и т. д., которые являются действующими биологическими объектами. Да, они пока несовершенные и работают недолго. Но эта проблема будет устранена в недалеком будущем. 3D-печать биологических объектов, в том числе костей, суставов, связок, мышц, не за горами. При помощи искусственных комплексов биологических тканей можно будет заменить дефекты костей, например после тяжелого огнестрельного ранения, когда отсутствует значительная часть кости.

      Тканевая инженерия — огромное направление с совершено фантастическими возможностями. На сегодняшний день выращивание культур тканей, кожи, хряща, костной ткани — это уже не фантастика. Да, пока это еще достаточно робкие шаги. Но тем не менее все эти культуры создаются, они уже пересаживаются реальным пациентам. Допустим, при дефекте кости мы можем вырастить культуру этой кости. При дефекте хряща, скажем, при артрозе мы можем взять клетки человека и вырастить из этих реальных клеток новый хрящ, который заместит утраченный участок.

      Отдельное направление, некоторым образом соприкасающееся с предыдущим, — это генная инженерия. Генная инженерия является попыткой предупредить имеющиеся генетические проблемы у данного конкретного человека. Попытки устранения на генетическом уровне тех или иных заболеваний опорно-двигательной системы являются чрезвычайно актуальными и перспективными.

      В США создание биологических банков уже реально действующий бизнес. У человека берут различные клетки - кожа, кости, слизистые, сперматозоиды, яйцеклетки - и хранят их. В теории у каждого человека в будущем может быть своя ячейка в биобанке, где с детства будут храниться культуры тканей для последующей трансплантации, выращивания органов тканей в старости.

      Экзопротезы уже не фантастика — биопротезы утраченных конечностей и появление новых материалов, технологий в этом направлении создаст чрезвычайно большие возможности.

      В связи со всеми этими технологиями можно задаться вопросом - солдат будущего это человек или уже не совсем? Ибо нет ничего невозможного на сегодняшний день в имплантации титановых конструкций в кости, усилении суставов, позвонков и т. д. То есть помимо различных фармакологических и прочих аспектов мы уже в состоянии существенно модифицировать живого человека. Естественно, мы пока этого не делаем. На этот счет существует целый ряд законодательных и этических ограничений. Но тем не менее такие технологии уже существуют, и, хотим мы этого или нет, они будут развиваться.
      

      Новости партнеров

      Тест. Вторая мировая война. Знаете ли вы ее предысторию?

      1 сентября 1939 года, ровно 80 лет назад, началась Вторая мировая война. Сегодня исторический ревизионизм набирает обороты. Россию все чаще не зовут на торжественные мероприятия, в честь каких либо памятных дат, связанных с войной.

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить