18:00 прямой эфир «Верным курсом» Олег Богданов, Григорий Бегларян и Алексей Бобровский подводят макроэкономические итоги недели

ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Репетиция отмены льгот: Китай пересмотрел политику поддержки возобновляемой генерации

      Москва, 15 июня - "Вести.Экономика". Инвестиции в возобновляемую энергетику снизились – во многом из-за того, что Китай пересмотрел политику поддержки солнечной и ветровой генерации. Отрасль стоит перед угрозой кризиса перепроизводства. А Европе уже сегодня необходимо решать проблему дублирующих мощностей, без которых энергосистема, содержащая избыточную долю возобновляемых, окажется крайне неустойчивой. О проблемах отрасли возобновляемой энергетики - в материале журнала "Газпром".

      Фото: Pixabay

      Миллиард без электричества

      Многие из благ цивилизации, которыми мы пользуемся ежедневно и считаем их самими собой разумеющимися, недоступны значительной части населения Земли. Так, по данным ООН, более 40% населения мира страдает от дефицита питьевой воды, и эта доля растет. По данным Всемирного банка, около 1 млрд человек на нашей планете не имеют доступа к электричеству. На сегодняшний день это 13% населения Земли.

      Самый высокий уровень дефицита испытывает население Африки, а также Центральной и Южной Азии. И даже если текущие – довольно высокие – темпы электрификации сохранятся, то к 2030 г. без электричества все еще будут жить 674 млн человек. С другой стороны, это будет почти на 1 млрд меньше, чем было в 2007 г. А с третьей - даже те, кто формально имеет доступ к электричеству, не обладают им на постоянной основе. Это открывает колоссальные перспективы для роста мировой экономики и развития электрогенерации. В первую очередь электрогенерации традиционной.

      По какой-то причине некоторым людям из благополучных стран, к числу которых относится и Россия, кажется, что жить без благ цивилизации – это здорово. Носить воду из колодца, топить дровами, читать при свете лучины – невероятная романтика и сообразность природе. Но есть у этой энергетической пасторали страшная оборотная сторона, которая не видна экотуристу. Прячется она в простом принципе: чем меньше энергии может использовать популяция, тем хуже качество жизни ее среднего представителя.

      Сейчас сложно представить, насколько изменило жизнь людей изобретение керосиновой лампы. Только с ее появлением врачи получили достаточно света, чтобы оказывать неотложную помощь больным даже ночью. Свечи – это, безусловно, романтично. Но согласились бы вы, чтобы вам удаляли аппендикс при романтичном свете свечей? Внедрение двигателя внутреннего сгорания и электричества привело к дальнейшему росту качества жизни. Да, одновременно увеличилось антропогенное воздействие на окружающую среду. В настоящее время в мире порядка 7 млн человек за год умирают от причин, связанных с загрязнением воздуха. А 90% населения, по данным ВОЗ, дышит воздухом с повышенным содержанием вредных веществ. Открытым остается вопрос, относятся ли оставшиеся 10%, которым повезло с атмосферой, к тем, кто вынужден вести жизнь без электричества и чья ожидаемая продолжительность жизни оставляет желать лучшего?

      Человечество в целом производит все больше мусора. Иронично, но последние исследования показывают, что наибольшее количество электронного мусора производят наиболее экологически сознательные (в представлениях широкой аудитории) страны. Так, чемпионом по выбрасыванию электроприборов стала Норвегия (28,5 кг на жителя). Следом за ней идут такие страны, как Великобритания, Дания, Австралия, Германия, Франция, Испания, Канада, США. Россия (9,7 кг) расположилась на 11-м месте в этом антирейтинге, следом за Японией (16,9 кг). А такие страны, как Китай (5,2 кг) и Индия (1,5 кг), оказались на 14-м и 15-местах. При этом Китай также является чемпионом по среднему качеству угольных электростанций. Но в силу масштабов используемых энергоресурсов три города из этой страны оказались в десятке мегаполисов с самым загрязненным воздухом. Там они соседствуют с Москвой, Лос-Анджелесом, Парижем и Каиром.

      Фото: Pixabay

      Антропогенное воздействие на окружающую среду за последние сто лет скачкообразно выросло. Но в то же время в полтора раза поднялась ожидаемая продолжительность жизни. А если бы прозябающий без электричества миллиард получил доступ хотя бы к самым скромным благам цивилизации, то этот показатель был бы еще выше. Здесь мы в очередной раз сталкиваемся с дуализмом цивилизации. Цивилизация, безусловно, наносит вред природе, но в то же время она улучшает жизнь человека. В XIX в. американские романтики пытались отринуть цивилизацию и уйти жить в леса. Но так, чтобы леса были поближе к дому. Иначе слишком долго придется идти за свежей парой белья.

      Разумеется, мы не хотим сказать, что множить вокруг себя мусор и вредные выбросы, – это благо. Мы лишь хотим, чтобы взгляд на экологическую проблематику был более разумным, без перекосов в ту или иную сторону. Без промышленного шапкозакидательства и экологического лицемерия.

      С точки зрения истории человечество совсем недавно получило инструменты, для того чтобы оценить наносимый природе (и самому себе) ущерб. Для того чтобы снизить воздействие на окружающую среду, необходимо, в частности, преобразовывать такую фундаментальную отрасль, как энергетика. И выбор неверного направления в этом деле может привести к бессмысленному разбазариванию ресурсов и катастрофическим последствиям для экономик целых стран. Поэтому мы в очередной раз касаемся темы возобновляемых источников энергии (ВИЭ), их перспективности в нынешних условиях и их роли на мировой энергетической карте.

      Не забудем о дублере

      Прежде чем перейти к самой животрепещущей теме – теме денежных вложений в ВИЭ, необходимо оговорить один принципиальный момент. Возобновляемая энергетика – это особая категория, для оценки успешности которой необходим более широкий набор критериев, чем для традиционной генерации. Так, недостаточно знать, насколько снизилась цена оборудования, какое количество денег проинвестировано и какие стимулирующие меры приняло то или иное государство.

      Для оценки перспективности ВИЭ необходимо помнить о необходимости дублирующей генерации. В очередной раз заметим, что газ, уголь, атомные станции дают электроэнергию, когда это необходимо и в требуемых объемах. Человек может непосредственно влиять на объем производимой электроэнергии, а ветер и солнце не зависят от нашей воли. Сейчас ветер дует, а через минуту – нет.

      Конечно же, мы утрируем. Но суть от этого не меняется. У вас должна быть газовая электростанция, которая начнет вырабатывать электроэнергию, когда ветер перестал дуть или солнце зашло за тучи. Ведь эффективно запасать электричество в больших объемах человечество пока не в состоянии. Грубо говоря, на любые 2–4 ГВт установленной мощности ветровой или солнечной электростанции должен функционировать 1 ГВт газовой ТЭС. Этот факт нужно держать в уме, когда мы говорим об инвестициях в ВИЭ.

      Нос по ветру

      Раньше мы уже выражали свое восхищение финансовой стороной возобновляемой энергетики. Мало какая отрасль может похвастаться способностью находить десятки не учтенных ранее миллиардов долларов после пересчета данных за прошлые годы. В 2018 г. Bloomberg New Energy Finance (BNEF) путем такого уточнения задним числом увеличило инвестиции в ВИЭ за 2016 г. на $37 млрд до $324,6 млрд. По имевшимся на тот момент данным, в 2017 г. вложения в возобновляемую энергетику выросли на 3% до $333,5 млрд. Новый, 2019-й, год принес с собой новые уточнения. И вот уже инвестиции за 2016 г. достигли $330,1 млрд, а за 2017 г. – $361,7 млрд. В ходе пересмотра "с учетом новой информации о проектах и сделках" 2017 г. неожиданно подвинул с позиции рекордсмена год 2015-й ($360,3 млрд). Чудеса!

      Возможно (и это только наше предположение), разгадка чудесной передачи чемпионства от 2017 г. кроется в том, что кроме передовых энергетических технологий и технологий хранения энергии (smartgrid, digitalenergy, energystorage) на долю инвестиций в ВИЭ теперь приходятся и вложения в электромобили. Безусловно, электромобили имеют самое непосредственное отношение к "чистой энергетике".

      По всей видимости, без этого пересмотра по итогам прошлого года нельзя было бы написать заголовок в стиле "Вложения в чистую энергетику вновь превысили $300 млрд". Инвестиции – даже с учетом новой методики подсчетов – в 2018 г. снизились на 8% и составили $332,1 млрд. При этом выросли вложения в интеллектуальные счетчики и электромобили. Также на 3% увеличились инвестиции в ветрогенерацию – до $128,6 млрд.

      Как и предполагалось, наибольший рост продемонстрировало офшорное направление. В морские ветроэлектростанции (ВЭС) было вложено на 14% больше средств, чем годом ранее. Общий объем вложений составил $25,7 млрд. Пожалуй, самым масштабным в этом сегменте был проект Moray Firth East установленной мощностью 950 МВт, расположенный в Северном море, в 22 км от побережья Великобритании. На него было потрачено $3,3 млрд. В целом по Европе было реализовано пять офшорных ветровых проектов, каждый из которых стоил более $1 млрд. Также строительство 13 прибрежных ВЭС на общую сумму $11,4 млрд начал Китай.

      На сухопутные ветроэлектростанции было потрачено на 2% больше, чем в 2017 г.: $100,8 млрд. Расходы на 1 МВт на крупных проектах составили $1,5–2 млн. Общий объем новых мощностей достиг 53,5 ГВт. Это немногим больше показателя 2017 г. (по уточненным данным, 52,6 ГВт) и заметно меньше рекордного 2015 г. (63,6 ГВт). BNEF прогнозирует на текущий год 70 ГВт новых ветроэлектростанций. Выглядит излишне оптимистично. Но на данный момент для нас куда более важно, что средние затраты на мегаватт мощности ВЭС немного выросли и в ближайшие годы они, скорее всего, продолжат рост, так как увеличивается доля офшорных, более дорогих, чем сухопутные, ветроэлектростанций.

      Как Китай подвел солнце

      В 2017 г. суммарные вложения в солнечную генерацию достигли $161 млрд. В 2018 г. общий объем инвестиций снизился до $130,8 млрд. При этом, по оценке BNEF, стоимость установки 1 мегаватта фотоэлектрической мощности сократилась на 12%, а объем установленной мощности, напротив, вырос с 98–99 ГВт в 2017 г. до 109 ГВт в 2018 г. Неужели произошел какой-то прорыв – радикальное улучшение технологий или невероятный рост производственных мощностей? В действительности, нет. Главным виновником произошедшего стал Китай.

      С 2013 г. КНР является основным драйвером мировой возобновляемой энергетики: он обеспечивает наибольшие денежные вложения, вводит в эксплуатацию больше всего генерирующих мощностей и производит оборудования больше всех на планете. В отдельные годы мировые инвестиции в ВИЭ демонстрировали рост только за счет Китая. В 2017 г. объем вложений КНР в солнечную генерацию составил $86,5 млрд. А по всем секторам "чистой энергетики" вложения этой страны достигли $132,6 млрд – на 24% выше показателя 2016 г. Но в 2018 г. инвестиции упали до $100,1 млрд. Больше всего пострадала солнечная генерация: снижение больше чем на 50% до $40,4 млрд.

      При этом Китай все равно остался лидером по инвестициям в ВИЭ. На втором месте располагаются США, которые увеличили вложения на 12% до $64,2 млрд. По оценке BNEF, американские компании спешат вкладывать деньги в ветровые и солнечные электростанции в надежде успеть воспользоваться налоговыми льготами. Их действие закончится в начале следующего десятилетия, а оно уже не за горами. Будет интересно посмотреть на динамику инвестиций и объем ввода новых генерирующих мощностей. Как известно в узких кругах "евангелистов" возобновляемой энергетики, ВИЭ столь же выгодны, как уголь и газ, а может, даже больше. Чистоту грядущего эксперимента отмены льгот в Соединенных Штатах могут нарушить только текущие процессы в КНР.

      Фото: Pixabay

      В середине прошлого года правительство Китая изменило политику поддержки возобновляемой генерации. Прекратилась выдача квот на строительство промышленных солнечных электростанций, претендующих на субсидии. Провинциям было запрещено выдавать разрешение на строительство подобных станций. В дополнение к этому началось постепенное снижение "зеленых" тарифов. КНР уже достигла поставленных на текущую пятилетку целей в области возобновляемой генерации. И тратить деньги на поддержку мощностей, которые не предусмотрены и, возможно, даже не нужны, не имело смысла. Солнечный бум нужно было охладить.

      Глобальность рынка Китая

      По итогам 2018 г. темпы роста объемов выработки и потребления электроэнергии в Китае достигли максимума за последние семь лет. По данным "Цзинцзи цанькао бао", в стране ежедневно производилось в среднем 18,47 млрд кВт‧ч. Это на 8,52% больше, чем в 2017 г. Потребление электроэнергии увеличилось на 8%. Одна из основных причин – переход части населения с угля на электричество для отопления зимой.

      Мощность фотоэлектрических установок в КНР по итогам прошлого года выросла на 34% и достигла 170 ГВт. Однако темпы роста снизились: если в 2017 г. было введено в эксплуатацию порядка 58 ГВт солнечных электростанций, то в 2018 г., по данным Китайской ассоциации фотоэлектрической индустрии, – 43 ГВт. Незадолго до начала обвала, о котором предупреждали сами китайские специалисты, IHS Markit прогнозировала ежегодный прирост солнечной генерации в КНР на уровне 50–60 ГВт до 2022 г.

      Общий объем ветровой генерации, по данным China Energy Portal, вырос со 164 ГВт в 2017 г. до 184,26 ГВт в 2018 г. Для сравнения, установленная мощность угольных, газовых и мазутных электростанций в этой стране составляет более 1,14 ТВт. Притом в 2018 г. суммарный рост производства электроэнергии на данных электростанциях в абсолютных показателях примерно в 1,5 раза превышал суммарный рост всех остальных видов генерации. Напомним, кстати, что во второй половине 2016 г. Китай пересмотрел планы по ВИЭ до 2020 г.: со 150 ГВт солнечных и 250 ГВт ветровых генерирующих мощностей до 110 ГВт и 210 ГВт соответственно.

      Доля СЭС в суммарной установленной мощности китайских электростанций превысила 9%. К концу 2020 г. в КНР за счет возобновляемых источников энергии должно вырабатываться 27% всей электроэнергии – 1,9 трлн кВт‧ч. В данном случае к возобновляемым относятся не только солнце и ветер, но и гидроэнергетика. Если в 2017 г. установленная мощность генерации, работающей на ВИЭ, в Китае составляла 650 ГВт (рост на 14%), то к концу 2018 г. она увеличилась на 12% до 728 ГВт. Около половины этого объема занимают гидроэлектростанции (рост за 2018 г. - на 8,5 ГВт).

      В I квартале текущего года выработка электроэнергии из возобновляемых источников в Китае увеличилась на 13% (по сравнению с I кварталом 2018 г.) до 388,5 млрд кВт‧ч. Доля ВИЭ (включая гидроэлектростанции) в общей электрогенерации составила 23,2% (на 1,2% больше, чем за аналогичный период прошлого года). По данным Государственного управления по делам энергетики КНР, выработка гидроэлектростанций увеличилась на 12% до 215,9 млрд кВт‧ч, ветроэнергетики – на 6,3% до 104,1 млрд кВт‧ч, а солнечной генерации – на 26% до 44 млрд кВт‧ч. Далее следуют электростанции, работающие на биомассе. Они нарастили свои показатели на 16,7% до 24,5 млрд кВт‧ч.

      Сегодня в Китае сосредоточены основные мировые мощности по производству фотоэлектрических панелей. Китайские производители победили своих европейских конкурентов и теснят американских. Все процессы, которые происходят на рынке КНР, носят глобальный характер, так как отражаются на всех основных рынках. Так, новые правила игры на внутреннем рынке Китая привели к классическому началу кризиса перепроизводства. Ранее мы уже высказывали предположение о возможности такого развития событий. Наконец, в 2018 г. китайские производители фотовольтаики снизили отпускные цены на свою продукцию, опасаясь избытка на мировом рынке из-за ограничений в самой КНР.

      В результате по всему миру снизились удельные затраты на строительство солнечных электростанций. И вроде бы этот факт сам по себе выглядит обнадеживающе, так как упрощает развитие солнечной генерации. Но проблема в том, что кризис перепроизводства лишь на первых порах играет на руку потребителю. Жесткую ценовую конкуренцию переживут далеко не все производители. И волна разорений может накрыть не только производителей в самом Китае, но и их коллег по всему миру.

      Снижение "зеленого" тарифа

      Тут бы к месту пришелся неэлектрифицированный миллиард. К тому же Китай ведет активную деятельность в Африке. Но в то же время возникает два закономерных вопроса: кто будет строить необходимые в таком случае резервные мощности и кто за это заплатит? Мощным ударом решать проблему энергетической бедности за пределами Китая никто не будет, даже если это позволит расширить рынок сбыта для переживающей тяжелые времена продукции. Поэтому можно предположить, что кризис фотовольтаики себя еще проявит. Возможно, ради снижения связанных с ним рисков и для скорейшего наведения порядка в возобновляемой генерации в начале текущего года китайское руководство объявило о переменах в мерах поддержки ветрогенерации и фотовольтаики.

      Новая политика страны по развитию ВИЭ подразумевает стимулирование строительства новых объектов генерации в том случае, если они способны конкурировать по цене с эталонной ценой угольной генерации. И не используют для этого субсидии. Кроме того, электрические сети должны иметь возможность принять электричество, выработанное новыми мощностями.

      Также новые правила подразумевают широкое распространение схемы "зеленой" сертификации, испытанной в 2017 г. Сертификаты торгуются на рынке. В них, к примеру, могут быть заинтересованы предприятия, на которые возложены целевые показатели на использование "чистой энергии". Но как именно будет работать эта схема в Китае, пока неясно.

      По имеющейся информации, действовать новые правила будут до конца 2020 г. Пока же заметим, что в конце 2018 г. в КНР были введены в эксплуатацию две солнечные электростанции мощностью 500 МВт. Один из проектов продает 1 кВт‧ч за 0,316 юаня. Эталонная цена угольной генерации, по данным Forbes, составляет 0,325 юаня. То есть теоретически предложенная в рамках новых правил схема может работать. Однако не стоит забывать, что качество китайских угольных электростанций растет. Вполне возможно, что "эталонная цена" в ближайшие годы снизится. Пока же заметим, что на примере Китая мы увидели репетицию замечательного эффекта, который оказывает снижение льготной поддержки и "зеленого" тарифа на возобновляемую генерацию.

      Романтичные свечи

      Одним из основных регионов, на котором сказываются изменения правил игры на китайском рынке, является Европа. В прошлом году, по данным BNEF, инвестиции в возобновляемую энергетику здесь выросли на 27% до $74,5 млрд. Это было неожиданным событием, так как в последние годы Европа стремительно сокращала вложения. Впрочем, этот рост стал всего лишь возвращением к позициям 2016 г. И далеко не вся эта сумма пошла на строительство генерирующих мощностей.

      По данным Wind Europe, в 2018 г. в развитие европейской ветрогенерации было вложено 26,7 млрд евро, а в солнечную генерацию – 10,4 млрд евро, на остальные виды пришлось 5,1 млрд евро.

      Хотя в 2017 г. в СЭС было вложено больше денег (10,9 млрд евро), объем ввода в 2018 г. оказался больше на 2 ГВт – до 8 ГВт. Фактически произошло возвращение к темпам 2015 г. По всей видимости, сказалось обрушение цен на китайские солнечные панели. А мы помним, каким все сокрушающим катком прошлась по европейским производителям попытка конкурировать с китайскими компаниями в начале текущего десятилетия.

      По данным Solar Power Europe, наиболее значительный рост в абсолютных показателях продемонстрировала Германия – 1,76 ГВт в 2017 г. и 2,96 ГВт в 2018 г. Если же брать относительные величины, то здесь отличились Нидерланды (рост на 81% до 1,4 ГВт) и Испания (рост на 94% до 261,7 МВт). За прошлые годы Испания практически выбыла из гонки возобновляемой энергетики, о чем косвенно свидетельствуют небольшие абсолютные показатели роста.

      Вложения в ветрогенерацию хотя и увеличились на 20% по сравнению с 2017 г., но все же не дотянули до уровня 2016 г. Вложения в офшорные проекты составили 10,3 млрд евро, а в сухопутные – 16,4 млрд евро. Примечательно, что суммарный ввод новых мощностей оказался минимальным с 2012 г. Из 11,7 ГВт новых ветроэлектростанций 2,7 ГВт пришлось на долю морских проектов, а 9 ГВт – на долю сухопутных, которые и вовсе установили антирекорд за последнее десятилетие. Лидеры ветрового направления остались прежними – Германия и Великобритания.

      Суммарная мощность европейских ВЭС достигла 189,2 ГВт (непосредственно в ЕС – 178,8 ГВт). За их счет было обеспечено 14% потребления электроэнергии в Евросоюзе. А в целом страны ЕС получают более 17,5% энергии из возобновляемых источников.

      При этом растет потребность в дублирующих "традиционных" мощностях. Пока та же Европа сохраняет баланс за счет накопленного за прошлые годы багажа газовых и угольных электростанций. Да, в отдельных областях система уже выходит из строя, но в целом баланс электрогенерирующих мощностей играет на руку Евросоюзу. Но ЕС планирует постепенно отказаться от угольной генерации. Текущей установленной мощности газовых и атомных электростанций не хватит для обеспечения стабильности системы на фоне пусть и замедленно, но растущей возобновляемой генерации. И решать эту проблему нужно уже сегодня. Тем более что за прошлый год ввод новых газовых мощностей достиг рекордно низкого уровня 0,8 ГВт.

      Без дублирующих мощностей человечество в целом и Европа, в частности, окажутся в ситуации пациента, лежащего на операционном столе. За окном темнеет. А у хирурга нет ни электрической, ни керосиновой лампы. Только свечи. Романтичные, но дающие слишком мало света для проведения успешной операции.

      Александр Фролов
      

      Новости партнеров

      Тест. Вторая мировая война. Знаете ли вы ее предысторию?

      1 сентября 1939 года, ровно 80 лет назад, началась Вторая мировая война. Сегодня исторический ревизионизм набирает обороты. Россию все чаще не зовут на торжественные мероприятия, в честь каких либо памятных дат, связанных с войной.

      
      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить