ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Виплош: впереди в ЕС еще несколько дефолтов

      11.05.2012 14:04Распечатать
      Введение режима жесточайшей экономии для проблемных стран ЕС, где нет роста, - экономический нонсенс. Какое будущее у еврозоны, ухудшится ли долговой кризис в ЕС, об этом нам рассказал Чарльз Виплош, профессор экономики Высшего института международных исследований в Женеве.

      Непростую ситуацию в Греции прокомментировал Чарльз Виплош. Профессор экономики Высшего института международных исследований в Женеве уверен, что страну вынудили пойти на ряд непопулярных мер, и теперь выход из ситуации практически непредсказуем.

      Мистер Виплош, давайте начнем с результатов выборов во Франции. В последний раз мы с Вами общались где-то полгода назад. И уже тогда вы предрекали победу Олланду. Будучи гражданином Франции, насколько вы удовлетворены результатами выборов президента страны?

      Вообще-то, нужно всегда быть удовлетворенным теми результатами, которые может дать демократия. Я уже давно был уверен, что Саркози не сможет победить по двум основным причинам. Во-первых, он возглавлял страну во время кризиса. А все политические лидеры в Европе, которые возглавляли свои страны, уже покинули свои посты после очередных выборов глав государств. Ведь избиратели обеспокоены, расстроены и недовольны. Вторая причина – ему не удалось стать популярным президентом, он вызвал недовольство всех социальных слоев. И я никогда не считал, что его переизберут на второй срок. Должен признаться, что меня очень удивили эти выборы, так как они закончились с такой маленькой разницей голосов: Олланд победил Саркози с небольшим отрывом. Но конечный результат - это то, что Олланд стал президентом.

      Кто будет назначен премьер-министром? Во время президентской кампании Олланд считался борцом за женские права. По этой причине многие эксперты прочили кресло премьер-министра Мартине Обри. Каков ваш прогноз?

      По последним слухам, премьер-министром может стать тот, о ком вы вообще не слышали раньше. Его имя Жан Маркеру, и он является лидером Социалистической партии в парламенте. Как и Олланд, он, главным образом, партийный функционер. Такие люди, как Олланд и Маркеру, не имеют множества собственных идей, но у них очень хорошо получается синтезировать чужие, заключать дружеские союзы со всеми вокруг и достигать компромисса. То есть они политики в настоящем смысле этого слова, но не политики со своим мнением. А Мартин Обри - это лидер, имеющий свои убеждения. Именно ей мы обязаны 35-часовой рабочей неделей. Все тогда говорили ей, что это будет иметь катастрофические последствия, и так оно и вышло. То есть она такая же одиозная фигура, какой раньше был Саркози. К тому же Олланд и Обри испытывают сильную неприязнь друг к другу. Так что, я думаю, Франсуа попытается обойтись без нее.

      Некоторые эксперты утверждают, что результаты выборов во Франции и политическая неопределенность в Греции ставят под сомнения планы еврозоны по борьбе с кризисом. Насколько вы можете согласиться с подобным мнением?

      Я согласен с таким мнением. Думаю, что с самого начала 2010 года единственные последовательные меры, которые были приняты, - это введение режима строжайшей экономии в странах, испытывающих финансовые проблемы. В их число входят и Греция, и Франция. И я думаю, что введение мер строжайшей экономии, когда у экономики нет роста, когда она находится в рецессии, является экономическим нонсенсом. И совсем не удивительно, что это также и политический нонсенс. Греков попросили на два года затянуть свои пояса потуже, а ведь сейчас в стране огромный уровень безработицы, и многие испытывают сильные лишения. И нет никаких признаков улучшения ситуации, поскольку, с экономической точки зрения, никаких изменений в лучшую сторону быть не может. Таким образом, все эти ошибки в совокупности порождают недовольство населения и неприятие этой политики. Проблема в том, что у нас совсем небольшой выбор того, что мы можем предложить взамен.

      Ожидаете ли вы каких-либо сильных изменений в экономической политике Франции в ближайшее время? Я имею в виду, должны ли мы ожидать новостей из Франции сразу после инаугурации, новостей, которые могли бы взволновать фондовые рынки?

      Я так не думаю. У Франции слишком большой государственный долг и огромный дефицит, чтобы иметь большое пространство для маневра. Франсуа Олланд дал не так много обещаний во время предвыборной кампании, и если он начнет выполнять некоторые из своих обещаний, в число которых входит уменьшение минимального размера оплаты труда или увеличение числа госслужащих, то, я думаю, последует очень быстрая и мощная реакция со стороны финансовых рынков, и ему придется очень резко менять свои решения.

      Что можно сказать о ситуации в Греции? Насколько серьезна ситуация там? На выборах две партии, которые всегда выступали на стороне Европы, не получили большинства в парламенте. Может ли случиться, что политический кризис в евро все же вынудит страну покинуть союз?

      Ситуация в Греции ужасна. Греция под давлением других европейских стран была вынуждена совершать одну политическую ошибку за другой в течение двух лет, включая меры строжайшей экономии и плохо организованный дефолт. Так что я не вижу хороших вариантов для Греции в данный момент. Вполне возможно, что политическая неразбериха продолжится и дальше. Многие уверены, что новые выборы не дадут большинства голосов в парламенте и временно назначенный премьер-министр Лукас Пападимос будет назначен на этот пост вновь. И, таким образом, он будет слабым технократом. Но это, пожалуй, лучше, чем та неразбериха и неопределенность, которую мы имеем сейчас. Выйдет ли Греция из евро? Я думаю, что большинство греков за то, чтобы их страна оставалась в европейском монетарном союзе. Я думаю, последствия выхода из европейского монетарного союза представляются настолько ужасными, что, в конце концов, Греция останется в еврозоне. Но теперь в этом уже нет такой уверенности, как раньше. И этот шаг может стать полной катастрофой для Греции и затем уже для всего монетарного союза.

      Сейчас складывается ощущение, что в Европе пошла обратная реакция – у мер жесткой экономии, которые так пропагандируются Берлином, находится все больше противников. На ваш взгляд, велика ли вероятность того, что текущие экономические цели Европы в ближайшее время могут измениться?

      Прежде всего, я очень рад такой отрицательной реакции, потому что многие экономисты уже два года говорят о том, что такая политика не приведет к хорошему результату. Проблема только в том, что после двух лет реализации этой политики ситуация стала гораздо хуже, чем она была два года назад, и сейчас осталось еще меньше выходов из этого положения. Все, на что мы сейчас можем надеяться, это приостановление мер жесточайшей экономии в странах, испытывающих большие проблемы, таких как Греция, Португалия, Италия, Испания, а скоро этот список пополнит и Франция. Осуществление политики по стимулированию экономического роста в этих странах невозможно, потому что рынки отреагируют на это негативно и не будут финансировать эти меры. Невозможны и коренные изменения, если не будет меньше давления со стороны Германии по реализации плана строжайшей экономии. И мы очень надеемся на определенную поддержку Германии в отношении более активной позиции Европейского центрального банка. Но пока не ясно, как далеко Германия захочет пойти. Этот вопрос будет подниматься вновь, и дебаты будут вестись внутри немецкого общества. И вопрос будет в том, все ли социальные слои в Германии понимают, насколько плохой была ситуация до настоящего момента, и последуют ли призывы о необходимости ослабить характер тех политических мер, которые навязываются остальной Европе.

      Но потеряв Николя Саркози – крайне лояльного и удобного человека для Германии, – г-жа Меркель станет более гибкой в вопросах переговоров с Грецией и другими проблемными странами?

      Если посмотреть на историю развития кризиса, то Меркель показала себя чрезвычайно гибкой на деле и очень жесткой на словах. Вы помните, как в самом начале она говорила, что ни одна из стран не обратится за помощью в МВФ, но многие страны это сделали. Потом она говорила о том, что не будет никакого экстренного финансирования, но оно все-таки было. Она говорила, что не может быть и речи об аннулировании долга, а списание долга было. То есть она постоянно занимает очень жесткую позицию, но, когда давление нарастает и приходится сталкиваться с реальностью, она меняет свое решение. Я думаю, теперь она будет искать новый сбалансированный и оптимальный вариант, с менее категоричным требованием о незамедлительных мерах строжайшей экономии, и в конечном счете она может начать поддерживать более активную роль ЕЦБ. И, несомненно, паритет изменится. Но насколько сильно изменится баланс после выборов - в сторону ли более жесткой политики по стимулированию экономического роста в Германии и в ЕЦБ, - пока еще не ясно.

      Но в целом каким вам видится будущее еврозоны? Ухудшится ли долговой кризис в ЕС или мы увидим хотя бы некоторое подобие стабилизации ситуации?

      Для стабилизации ситуации необходимо выполнение ряда задач. Но многие из них не были решены. С момента смены главы ЕЦБ произошли очень незначительные позитивные изменения. В целом предстоит еще многое сделать. Нам потребуется еще несколько дефолтов. Дефолт в Греции не был доведен до конца. Дефолт предстоит в Португалии и, я подозреваю, что в Италии, и, возможно, еще и в Испании. Если президент Олланд допустит большие ошибки, дефолт потребуется и для Франции. Пока что это совершенно не входит в планы политиков. Но, пока это не будет сделано, мы не увидим конца этому кризису. Кроме того, многие европейские банки находятся в очень неопределенном положении: они не провели реструктуризацию. То есть нам нужна серьезная и обстоятельная реструктуризация банковской системы в Европе, если не случится то же, что было в Японии. Это еще не произошло, и большинство политиков еще не принимают это как факт. Таким образом, пока не будут сделаны два этих шага, кризис будет еще больше усугубляться, как это и происходило в последние два года.

      Давайте надеяться на лучшее.

      Беседу провела корреспондент ТК "Россия-24" Татьяна Наумова
      

      Новости партнеров

      Тест. Вторая мировая война. Знаете ли вы ее предысторию?

      1 сентября 1939 года, ровно 80 лет назад, началась Вторая мировая война. Сегодня исторический ревизионизм набирает обороты. Россию все чаще не зовут на торжественные мероприятия, в честь каких либо памятных дат, связанных с войной.

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить